Донецк готов обменять военнопленных, Киев - против

0


В Минске завершилось очередное заседание контактной группы по урегулированию конфликта на востоке Украины. Новый раунд переговоров намечен на 18 октября. Один из главных и нерешенных вопросов — обмен военнопленными.

В Донецке внимательно смотрят за встречей трёхсторонней минской контактной группы, Россия-Донбасс-Украина, которая началась сегодня. Один из главных обсуждаемых вопросов – обмен пленными, сотни людей, имеющих отношения к ЛНР, ДНР содержатся на Украине. И попасть к ним не могут не то, что родственники, но и, порой, и правозащитные организации. Как содержатся украинские военнопленные здесь, на Донбассе, можно увидеть без проблем.

Количество пленных на Украине растёт. Кроме военных ДНР, в тюрьмах шестьдесят восемь женщин и семьдесят пенсионеров. Арестовывают всё больше и больше обычных гражданских людей, якобы имеющих отношение к войне в Донбассе, и это раздражает организаторов обмена в Донецке.

"Мы меняем, получается, гражданское население. Меняем на тех людей, по вине которых в ходе военных действий погибли, ну, тысячи на нашей территории. Погибли дети там и так далее. То есть, ну, это однозначно, ну, неправильно. И, более того, задержания продолжаются", — возмущена Дарья Морозова, уполномоченный по правам человека в ДНР.

В Донецке удерживают только украинских солдат и офицеров, воевавших против народа. Это обычная колония. Порядок железный. Здесь сидят и министры и прокуроры. Пленные – в отдельном блоке.

Василий Гулька, украинский солдат, в плену два года, и почти всё время в этой камере. Койка, стол, кровать, тумбочка. "С утра подъем. Поели. Потом прогулка через два часа. После прогулки там книги читаем. Ну, кто чем занимается. Кто рисует. Мой сокамерник — художник, рисует. Кроссворды разгадываем. Потом ужин. Потом в 7 часов два часа телевизор. Новости посмотрели и все... отбой", — рассказывает Василий Гулька, украинский военнопленный в ДНР.

Смотрят киевские каналы. Обязательно. Два часа в день. Телесигнал неважный, зато родная речь. Все регламентировано, вплоть до списка личных вещей.

Пленные в ДНР не работают. Они проходят пытку ожиданием. "Ну, это, когда тоска находит, грусть, за домом, за родными. Вот смотришь за фотографиями. Ну, часто такое бывает, практически каждый день. И чем дальше, тем хуже. Тем больше уже хочется домой к родным", — продолжает Василий Гулька, украинский военнопленный в ДНР.

Пленным известно, это в Киеве никак не могут принять решение об обмене. "А потому что у них нет такого количества пленных, которых мы заявляем. А если менять всех на всех, то вскроются те преступления, которые были совершены против наших военнослужащих, политических заключённых, которых мы хотим поменять. Я уверен, что процентов тридцать, которых в списке есть, они уже не находятся на этом свете. Тюрьмы повскрываются СБУшные, и так далее, так далее", — уверен Александр Захарченко, глава ДНР.

"На данный момент отчеты ООН по правам человека и так уже просто кишат этими нарушениями со стороны СБУ, которые они делают с нашими людьми. То есть, это постоянные побои, это незаконные методы дознания и так далее. Это пытки, действительно пытки, то есть, в прямом смысле слова", — продолжает Дарья Морозова, уполномоченный по правам человека в ДНР.

Жестокостью и пытками пленных печально известен украинский националистический батальон "Айдар". Александр Айсин, как раз, бывший боец этого батальона. И он, кстати, местный. У него здесь мать, жена, дочь. Надеется после обмена остаться в ДНР.

"Люди ж нормальные, понимают, все толерантные, которые разговаривают на русском языке. Могут же входить в положение. Есть человек, который оступается и оправдывается, а есть человек, который не оступается и не оправдывается. Опять лезет в это болото", — оправдывается Александр Айсин, украинский военнопленный в ДНР.

Андрей Бессараб — украинский офицер, в плену два года. Был призван из запаса, говорит инженер, копал окопы. В плен приехал сам, сбился с дороги и попал на позиции ДНР. Теперь в неволе. "Представляете себе, полтора года не видеть небо без клетки, и не видеть родных. Возможности разговаривать по телефону у нас нет. Только письма раз в месяц, раз в три месяца", — охает Андрей Бессараб, украинский военнопленный в ДНР.

Кстати, украинский офицер Бессараб возможности своего повторного участия в войне не отрицает. "Война — дело профессионалов и крайняя мера. Воевать — не знаю, защищаться – да," – грезит будущими подвигами Андрей Бессараб, украинский военнопленный в ДНР.

Сама система содержания украинских пленных в Донецке прозрачна. Их регулярно посещают правозащитники, сотрудники ООН и ОБСЕ, Красный Крест, врачи и психологи. "С тобой работают люди, поддерживают тебя. Видят как, если ты хочешь что-то с собой сделать, тебя переведут в другую камеру, подселят к тебе человека. Они будут с тобой просто работать, поддерживать как-то. Может, ты замкнулся в себе. Потому что люди первый раз попадают. И видят это совсем в других красках", — рассказывает Александр Айсин, украинский военнопленный в ДНР.

Обсуждение темы пленных в Минске началось. Решение по обмену может быть принято в любой час, в любую минуту. И здесь, всё зависит от Киева.


QR-код адреса страницы:


Похожие новости

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Лента новостей
     
    Опрос

    Считаете ли вы Россию космической державой?